22 января 2011

Море печатных машинок

Во всех книгах, во всех романах и даже в каждом мало-мальски захудалом рассказе человек страдающий и пишущий - это мужчина. Да, так уж сложилось, видимо, что страдающих барышень как-то подозрительно мало в этом деле. На этом месте можно бы было и закончить, бежать с лопатой в горы, с автоматом на границы, и с печатной машинкой к морю, чтобы быть как они, милые дамы, летающие над землёй на бреющем полете, в отличие от мурсчин-монгольфьеров, парящих где-то там, в близости к звёздам...

Но всё по порядку. Так уж получилось, что это был он. У него была очень отважная работа: он мужественно складывал разнообразные буквы в не менее разнообразные слова. Более того, он умудрялся эти слова одновременно со складыванием выкладывать в ровные строчки на желтоватой тонкой бумаге. Сидит, выкладывает, тюк-так-трррррр-новая-строка.

Его женщина, эта муза, о которой он складывал свои слова, она любила его. Она видела в нём все таланты и бонусы, какие только воспевал человек за всю историю его существования. Она видела в нём яркий ум Леонардо, руку Родена и, самое для него приятное, слог и мудрость Габриэля Гарсиа...

Мужчина кивал, соглашался, спускался на недолгое время из заоблачных высот за своим кофе (3 сахара), который ему готовила его дама. Одновременно с этим, он выбрасывал свою печатную машинку в море и топил там же недописанный роман. Женщина возмущалась, плакала, искренне не понимала этого вандализма. Но мужественный и отважный, он стремился к совершенству. Он был уверен, что напишет "тот самый" роман.

Как это часто бывает в жизни, это была мелочь, которая всё порушила. Этой мелочью стал бюстгальтер (язык монгольфьеров), или по-простому лифчик. В очередной из его печатных машинок забастовала буква "фэ". Фэ, подумал отважный работяжка, он как раз писал в предпоследней главе: "Отставив в сторону свой меч, Ларс стремительно воевал с лифчиком Бургильды" Но фэ бастовала, кофе (3 сахара) остыл и горизонт покачнулся. У всех писателей всех романов бывает такое чувство. Качается горизонт, перед глазами бегут строчки ненаписанных романов, неполученных гонораров и ненапечатанных футболок с его именем и глупой надписью...

Спустился к земле, поправил горизонт, подошел к морю и натренированной рукой утопил машинку вместе с торчащими из нее листиками... Какие тут листики, когда горизонт качается. Вот и я о том же.

Он забыл про свою отважную женщину. Вы могли подумать, что она только и занималась тем, что готовила ему кофе, да заламывала руки при акте утопления машинки для букв. Нет. Как выяснил отважный труженик без буквы "фэ", у нее было очень интересное хобби.

Паря под звёздами, он не видел, как она спасает клавиши, как раскладывает их по буковкам, буковка к буковке и, что самое важное, ловит и сушит листики романа...

Для нее его недописанный роман был самым важным.

**********************************************

Берегите, любите друг друга.


Lёshkin

Комментариев нет:

Отправить комментарий